Конспект книги: Андерсон Бенедикт — Воображаемые сообщества

5345353441. Введение

Нация является воображенным политическое сообществом; воображается оно как неизбежно ограниченное, однако является суверенным. Воображенным оно является постольку, поскольку члены любой нации никогда не будут знать большинства своих собратьев по нации, в то время как в сознании каждого из них существует образ их общности.

Все сообщества, в том числе и объединенные контактом лицом к лицу являются воображаемыми. Сообщества следует различать по тому стилю, в котором они воображаются. Нация воображается ограниченной, потому что имеет конечные границы, за пределами которых находятся другие нации. Нация воображается как сообщество, поскольку независимо от неравенства, нация понимается как горизонтальное товарищество. Такая особенность объясняет, почему члены нации готовы жертвовать жизнью ради защиты собственного сообщества.

2. Культурные корни

Проявлением современной культуры национализма являются такие символы, как монументы и могилы Неизвестного солдата. Тем самым националистическое воображение проявляет тесное духовное родство с религиозным воображением. Смерть как последняя в ряду фатальностей, но в тоже время смутное ожидание бессмертия.

Если национальные государства принять в широком допущении как «новые» и «исторические», то нации обычно представляются как «выплывающие из незапамятного прошлого», и устремленные в бесконечное будущее.

Религиозное сообщество

Сообщества классической древности были объединены священными языками, и этим отличались от воображаемых сообществ современных наций. Главным отличием была уверенность таких сообществ в уникальной священности их языков, и их представления о принятии в свой состав новых членов. В таких сообществах онтологическая реальность постижима лишь через единственную систему репрезентации: язык, как и истину. Освоение «чужаком» языка способствует принятию его в сообщество. Образованные люди являлись «адептами», стратой в иерархии, вершина которой — божественное. Представления о «социальных группах» были иерархическими, а не ориентированными на границу и горизонтальными.

Падение религиозно-ориентированных обществ связано с воздействием освоения мира, которое, послужило мощным толчком к резкому «расширению культурного и географического пространства, следовательно, и представлений о различных укладах человеческой жизни.

Династическое государство

Династическое государство являлось единственно вообразимой «политической» системой. В королевстве — организация вокруг высшего центра, легитимность исходит от божества, а не от населений. Границы проницаемы и нечетки.

Восприятие времени

Глубинное изменение в способах восприятия мира является причиной упадка сакральных сообществ, языков и родословных.

Средневековое восприятие настоящего времени, как близкого к концу света; соединение прошлого и будущего в нынешний момент времени, одновременность. Современное представление об «одновременности» (гомогенности времени) складывалось с развитием мирских наук.

Члены воображаемого сообщества выполняют различные действия в одно и то же часовое\календарное время; они могут не знать о существовании друг друга, но они находятся в одних и тех же координатах (в данном случае — время), интегрирующих их в сообщество.

Развитие коммуникаций, распространение печатных изданий. (Гегель — газеты заменяют современному человеку утренние молитвы). Каждый осознает, что церемония, которую он выполняет, дублируется одновременно множеством других людей, в чьем существовании он уверен, но не имеет представления об их идентичности. К тому же, эта церемония повторяется с определенной цикличностью. Читатель газеты, наблюдающий потребление газет людьми, встречающимися с ним лицом-к-лицу, убеждается в том, что воображаемый мир укоренен в повседневной жизни.

3. Истоки национального сознания.

Капитализм определяет дальнейшее изменение формы воображаемого сообщества, используя для своих целей технику книгопечатания и основываясь на разнородности человеческого языка. Структура нового воображаемого сообщества определяет направление движения к современной нации. Потенциальная протяженность этих сообществ являлась ограниченной, и в то же время имела скорее случайную связь с политическими границами (которые были предельными достижениями династических экспансионизмов).

У современных «наций» наличествуют сегодня свои «национальные печатные языки», для многих эти языки являются общими.

Яркими примерами первого результата служат национальные государства испанской Америки или бывшие колониальные государства, особенно в Африке. Территориальные границы нынешних национальных государств не связаны с, установившимся границам, распространения тех или иных печатных языков.

4. Креольские пионеры

Внешние пределы религиозных сообществ воображения отчасти определялись тем, какие паломничества совершали люди. Религия обуславливает интеграцию в сообщество.

Креольские сообщества, располагающие политическими, культурными и военными средствами для того, чтобы защититься, конституировали и колониальное сообщество, и высший класс. Рост креольских сообществ — в Америке, Азии и Африки — вел к появлению евразиатов, евроафриканцев, евроамериканцев. Их появление позволило развиться стилю мышления, который стал предвестником расизма. Определенное влияние имели сочинения Руссо и Гердера, в которых говорилось, что климатические условия оказывают основополагающее воздействие на культуру и характер. Воспринимаясь искаженно, эти произведения рождали выводы, что креолы, рожденные «в дикарском полушарии», находятся на низшей, по сравнению с жителями метрополии ступени.

Либерализм и Просвещение оказали мощное влияние тем, что идеологически критиковали имперские режимы. Но экономический интерес, либерализм, Просвещение не могли создать тип воображаемого сообщества, который необходимо было защищать от посягательств этих режимов. Решающую роль в осуществлении этой особой задачи сыграли креольские паломники-функционеры и провинциальные креольские печатники

5. Старые языки, новые модели

Закат эры национально-освободительных движений в Америках практически совпал с развитием национализма в Европе. Европа 1820 -1920 гг., идеологическое и политическое значение имели «национальные печатные языки». «Нация» становится сознательной целью, становится доступным предметом для «пиратства».

Во второй половине XVIII в. началось научное сравнительное изучение языков. Десакрализация древнееврейского, древнегреческого, латинского языка. Развитие филологии, сравнительная грамматика, классификация языков. Языки приобретают равные статусы. Хобсбаум — «прогресс школ и университетов является мерилом прогресса национализма; университеты стали сознательными его защитниками», для Европы XIX в.

Рост уровня грамотности, торговли, промышленности, коммуникаций и государственности в XIX столетии, дал новые импульсы лингвистической унификации в каждом династическом государстве. Государственные языки приобретают большую власть и больший статус.

6. Официальный национализм и империализм

С середины XIX в. в Европе — становление «официальных национализмов». До того, как появились массовые языковые национализмы, эти национализмы были невозможны, так как в основе своей они были реакциями властвующих групп — династических и аристократических, которым угрожало исключение или маргинализация в массовых воображаемых сообществах. Такие официальные национализмы были консервативной политикой, основанной на модели массовых национализмов, которые им предшествовали. От имени империализма похожая политика проводилась также на азиатских и африканских территориях, находившихся в течение XIX в. в порабощении. Войдя в преломленном виде в неевропейские культуры, она была сымитирована правящими группами в зонах, которые избежали порабощения (Японии, Сиаме). В большинстве случаев, официальный национализм скрывал расхождение между нацией и династическим государством.

7. Последняя волна

«Последняя волна» национализмов возникает в колониальных территориях Азии и Африки, и является ответом на глобальный империализм нового стиля, основавшегося на промышленном капитализме. Маркс — «потребность в увеличивающемся сбыте продуктов гонит буржуазию по всему земному шару». Капитализм, в т.ч. благодаря распространению печати, способствовал появлению в Европе массовых национализмов, базирующихся на родных языках, которые подрывали династический принцип. Официальный национализм являет собой сплав нового национального и старого династического принципов. Проявление идеологической тенденции «русификации» в неевропейских колониях, связана и с практическими нуждами. Объединив усилия с капитализмом, государство умножало в метрополиях, в колониях число своих функций. В результате появились «русифицирующие» системы школьного образования, нацеленные в т.ч. на производство кадров для государственных бюрократий. Стандартизированные школьные системы создавали новые паломничества, центры которых располагались в колониальных столицах. Обычно эти образовательные паломничества воспроизводились\дублировались в административной сфере. Совпадение образовательных и административных паломничеств создавало территориальную основу для новых «воображаемых сообществ», в которых коренное население могло увидеть себя «национальным».

8. Патриотизм и расизм

Культурные продукты национализма — поэзия, художественная проза, музыка, пластические искусства — изображают, внушают любовь, в т. ч и пропитанную духом самопожертвования. Природу этой политической любви выдает язык, описывающий ее объект: лексика родства (родина), лексика родного дома; обозначающая нечто, присущее изначально. Особый род общности современников, создаваемый языком, в форме поэзии и песен. Исполнение государственных гимнов по случаю государственных праздников — в этом пении — переживание одновременности. В такие мгновения люди, друг другу незнакомые, произносят одни и те же стихи под одну и ту же мелодию, и способствует интеграции в сообщество. Расизм не является следствием национализма — национализм мыслит категориями исторических судеб, тогда как расизму видится вечное клеймо, передаваемое веками через череду кровосмешений. Расизм имеет истоки в идеологиях класса, а не нации, в претензиях правителей на божественность и в притязаниях на «породу».

9. Ангел истории

Буржуазные общества, войдя в мир, где свершилась и распространила свое влияние английская революция, не могли повторить этот ранний этап развития британской системы. Их копирование породило современную доктрину абстрактного государства, которое в силу абстрактной природы можно было в дальнейшем копировать. Французский опыт, запечатленный в печати, явился неискоренимым; явился основой для подражания.

Модель официального национализма актуализируется в тот момент, когда революционеры берут государство под контроль и получают возможность использовать государственность для реализации своих целей. Радикальные революционеры в какой-то степени наследуют государство у сверженного режима

10. Перепись, карта, музей

Три института власти — перепись населения, карта и музей, изменили, по мере вступления колонизированных зон в эпоху механического воспроизводства, свою форму и функцию. Эти институты повлияли на то, как колониальное государство созерцало в воображении природу людей, которыми оно правило, географию своих владений и легитимность своего происхождения.

Перепись

В колониальный период категории переписей становились все более расовыми. Религиозная идентичность утрачивала роль первоочередной учетной классификации. Нововведением переписей 1870-х годов было не столько конструирование этно-расовых классификаций, сколько систематическая квантификация.

Карта

Десакрализация географии, появление наряду с космографическими картами, путеводных карт, содержащих практическую информацию, схематичные ориентиры для военных кампаний и прибрежного мореплавания с указанием расстояний.

Карта стала инструментом конкретизации проекций на земную поверхность. Карта была необходима новым административным механизмам и войскам для подкрепления их притязаний. Дискурс картографирования был той парадигмой, в рамках которой осуществлялись административные и военные действия и которую эти действия обслуживали. Соединение карты и переписи наполняло топографию карты политическим содержанием.

Музей

Музеи и музейное воображение в глубине своей политичны.

Коллекции произведений искусства стали систематически изучаться; колониальные археологические службы становятся влиятельными и престижными институтами. Археологические реставрации, за которыми вскоре последовало поддерживаемое государством издание традиционных литературных текстов, можно рассматривать как консервативную образовательную программу. Тип археологии, достигший зрелости в эпоху механического воспроизведения, включал в себя массовое производство иллюстрированных книг, в которых описываются все основные достопримечательности, реконструированные в пределах колонии. Благодаря печатному капитализму возникает «художественная перепись» государственного наследия, которую подданные государства могут купить.

11. Память и забвение

^ Пространство новое и старое

В ХVI в. в Европе складывается тенденция использовать для именования отдаленных мест новые версии «старых» топонимов, обозначавших их родные места. (даже тогда, когда эти места переходили во владение других имперских хозяев). Исторически новая синхроническая новизна могла возникнуть тогда, когда у достаточно больших групп людей сформировалась способность к восприятию себя как групп, живущих параллельной жизнью с другими группами людей, никогда с ними не встречавшихся. С 1500 по 1800 гг., накопление технических нововведений в областях кораблестроения, мореплавания, часового дела и картографии, поддерживаемые развитием печатного капитализма, сделало возможным такого рода воображение.

^ Удостоверяющее подтверждение братоубийства

Изображение эпизодов масштабных религиозных конфликтов средневековой и раннесовременной Европы, как удостоверяющее братоубийственных войн между братьями-французами. Систематическая историографическая кампания, развернутая государством через государственную систему образования, задачей которой было «напоминание» молодому поколению французов о серии древних массовых убийств, которые запечатлены в сознаниях как «родовая история». Вынуждение «уже забыть» те трагедии, в непрестанном «напоминании» о которых человек нуждается, оказывается типичным механизмом конструирования национальных генеалогий.

^ Биография наций

Глубинные изменения в сознании, в силу своей природы, несут с собой и характерные «амнезии», порождающие нарративы. Скопление документальных свидетельств — (свидетельств о рождении, дневников, медицинских карт, фотографий и т. д., которое одновременно регистрирует кажущуюся непрерывность и подчеркивает ее выпадение из памяти. Из этого отчуждения от прошлого рождается представление об индивидуальности, идентичности, о которой, поскольку о ней невозможно «помнить», необходимо рассказывать. Существенное отличие между повествованиями о персоне и нации. В истории о «персоне» есть начало и конец. У наций нет определимых рождений, а смерти, если происходят, не бывают естественными. Для того, чтобы служить повествовательным целям, эти насильственные смерти должны вспоминаться/забываться как «наши собственные». У нации нет Творца, ее биография не может быть написана от прошлого к настоящему, единственная альтернатива — организовать ее от настоящего к прошлому.

Полезный конспект? Скачай! 

1-epub1-pdf1-doc

 

 

Оцените, пожалуйста, прочитанный материал:)

Оценка: 1Оценка: 2Оценка: 3Оценка: 4Оценка: 5 (Пока оценок нету)
Loading...

Конспект книги: Андерсон Бенедикт — Воображаемые сообщества: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Я принимаю Условия обработки моих данных